?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



На второй день пребывания на острове Корфу мы отправились во дворец «Ахиллион», чтобы почтить память австрийской императрицы Елизавета (Сисси), которой судьба, казалось, дала все, что нужно для счастья, но лишь затем, чтобы отобрать потом по крупицам. И тогда «печальная императрица» выстроила этот дворец, чтобы обрести в нем покой и забвение.

В моем детстве маленькие девочки, мечтая о будущем, любили рисовать принцесс и высокие замки, это казалось верным залогом счастья. Будущая австрийская императрица Елизавета была самой настоящей принцессой из сказки. Она родилась в рождественскую ночь 1837 года в семье герцога Максимилиана Баварского и росла в уютном замке у озера, недалеко от Мюнхена. Детство ее было очень счастливым, если говорить коротко, то любящая сплоченная семья, простые нравы и много игр на свежем воздухе. К тому же Сисси (так называли Елизавету дома) была необыкновенно красива – первая красавица Европы. Так почему же, выйдя замуж по любви и став императрицей огромной Австрийской империи, она так и не стала счастливой? Может потому, что не всем дано быть королями?

Даже если ты родился во дворце - это еще не значит, что царская корона не будет тебя тяготить. Думаю, что Елизавете с ее живым, любознательным характером и чувствительным сердцем, любовью к поэзии и греческой истории, привитой отцом-эллинистом, было очень трудно привыкнуть к удушающей строгой атмосфере австрийского императорского двора. И вот что примечательно. Эрцгерцог Франц Иосиф вначале сватался к старшей сестре Елизаветы Елене, но, увидев юную Сисси, влюбился без памяти. По иронии судьбы именно те качества, которые покорили сердце 23-летнего императора – искренность и непосредственность Сисси - и создавали ему проблемы на протяжении всей их совместной жизни. Несмотря на страстную взаимную любовь, молодые супруги были совершенно разными, в первую очередь по воспитанию. У Франца Иосифа была строгая властная мать, которая от рождения готовила его к тому, что он станет императором и будет управлять страной. Главным словом в этой семье было слово «долг». Елизавета росла гораздо в более демократичной обстановке. Ее родители не подавляли волю детей, а позволяли им развивать свою индивидуальность. Главным принципом воспитания была любовь. Не привыкшая к придворному этикету, Елизавета под неодобрительным взглядом свекрови, которая к тому же приходилась ей тетей, все время попадала впросак. А эрцгерцогиня София не скрывала своего разочарования: эта непоседливая девчонка совсем не подходила на роль императрицы. Вот если бы ее сын женился на Елене… Думаю, она была права. Елена была послушна, рассудительна , честолюбива и мечтала стать императрицей. А Елизавета хотела любить и быть любимой , но ее супруг вместо того, чтобы быть с ней, допоздна засиживался в кабинете и все правил и правил огромной империей. Елизавету совсем не привлекали светские обязанности. Это было чопорно и скучно. А она хотела скакать верхом, охотиться и заниматься…спортом, велев в своих покоях установить гимнастические снаряды ( ну почему не вышивание?!). Фрейлины закатывали глаза, увидев ее в гимнастическом трико, но когда хочешь иметь талию в 50 см нужно постараться. Культ красоты был религией Елизаветы.. Она преклонялась перед красотой героев древней Эллады и в стремлении к совершенству очень много внимания уделяла своей внешности. Часами ухаживала за своими роскошными – до колен - каштановыми волосами , применяла для лица маски из сырой телятины, для тела -ванны с оливковым маслом , а чтобы оставаться стройной придумала себе диету из устриц, мороженого и баварского пива. Говорят, что после 42 лет она перестала позировать художникам и стала носить вуаль, чтобы скрыть разрушительное действие времени. Но пока она была молода , неопытна в дворцовых интригах и очень страдала от деспотизма свекрови. Первый «побег» из дворца она совершила, когда свекровь забрала в свои покои ее новорожденную дочь Софью и приставила к ней кормилицу. Молодой отец стал на сторону своей матери : он тоже считал, что Елизавета еще слишком молода, чтобы быть хорошей матерью, тем более, что ей еще многому нужно научиться при дворе . И тогда в отчаянии Сисси покинула дворец. Еще один поступок, недостойный императрицы. Но любовь к Францу Иосифу все еще была сильна, и поплакав у материнских колен, она возвращается в свою золотую клетку. Вскоре рождается еще одна дочь, Гизела, а во дворце ждут наследника. Однажды Елизавете все же удается настоять на своем. Поездка в Венгрию. В этой стране очень любят Елизавету, она добра к простому народу и даже знает венгерский язык. «Мы поедем всей семьей», решает Елизавета. Свекровь возражает: дети еще слишком малы для такого путешествия. И оказывается права. В Будапеште двухлетняя София заболевает острым воспалением легких и умирает. Под осуждающими взглядами придворных отчаянию матери нет придела. С этого дня траурная одежда станет для нее привычной. Окончательно портятся отношения в венценосной семье после рождения долгожданного сына, Рудольфа. Мальчик хрупкий и чувствительный, весь в мать, но ему с младенчества не дают забыть, что он наследник престола. Шестилетнего кроху без согласия матери отдают в военную академию, где когда-то проходил суровую муштру и Франц Иосиф. У Сисси происходит серьезный конфликт с мужем, ее дети – Рудольф и Гизела - полностью находятся под опекой свекрови, кроме того, до нее начинают доходить слухи о внебрачных связях Франца-Иосифа. Она чувствует себя лишней при австрийском дворе и покидает дворец. На этот раз надолго. Под предлогом поправки здоровья – у нее подозревают чахотку - она почти два года путешествует на английской королевской яхте. Мадейра, Майорка, потом Корфу. Благодатный климат острова, красота его девственной природы благотворно влияют на измученную императрицу, она поправляется и находит в себе силы вновь вернуться в Вену к мужу, детям и своим дворцовым обязанностям. Но сближение супругов длится недолго. В мрачных, сырых покоях императорского дворца, под неусыпным надзором свекрови и недоброжелательных придворных, Сисси снова чахнет и мечтает о свежем морском ветре и жарком солнце Корфу. Возвратившись на остров, она всецело погружается в изучение греческой культуры и философии. Особенно ее привлекает греческая мифология, что сказалось на убранстве дворца, который она назвала «Ахиллио» в знак своего преклонения перед гомеровским героем Ахиллом.
Существует легенда, что известная на всем Корфу прорицательница, венгерская цыганка, предсказала трагическую судьбу семье Елизаветы и оказалась права. Трудно представить, как смогла пережить императрица те несчастья, которые выпали на ее долю. Злой рок, казалось, шел за ней по пятам, вырывая из жизни самых близких, дорогих ей людей. Вот хронология этих событий.

В 1864 году Елизавета сблизилась со своим двоюродным братом, королем Баварии Людвигом II. Как и Елизавета, он очень красив и также тяготится своими королевскими обязанностями. Этот «последний романтик столетия», как его называли, увлекается архитектурой. Он строит волшебной красоты замки. Один из них, в предгорьях баварских Альп, просто поражает воображение. Он стоит высоко над пропастью, и каждый зал этого необыкновенного дворца расписан сценами из вагнеровских опер. Вагнер был любимым композитором Людовика II, кроме музыки, как и Елизавета, он увлекается поэзией, и они ведут долгие интеллектуальные беседы, наслаждаясь обществом друг друга . В какой-то момент Елизавета понимает, что ее собеседник начинает испытывать к ней не только родственные чувства, и спешит устроить помолвку Людвига со своей младшей сестрой Софией. Но Людвиг остается верен даме сердца и разрывает помолвку. Большим ударом для Елизаветы становится известие о смерти кузена в 1886 году. При загадочных обстоятельствах он утонул в озере Штарнберг. Незадолго до этого король был признан сумасшедшим и лишен престола. Примечательно, что за двадцать лет до этого в том же озере утонул любимый наставник Елизаветы граф Майлат. Невеста Людовика и младшая сестра Елизаветы София через 11 лет сгорела заживо во время благотворительной ярмарки в Париже – на ней загорелось бальное платье.
В 1867 году Франц Иосиф принимает корону Святого Стефана и становится королем Венгрии, а Елизавета – королевой. Но этот торжественный день омрачен печальным известием. Брат Франца Иосифа Максимилиан , император Мексики, был казнен собственными подданными. Его жена, Шарлотта, так и не оправилась после смерти мужа и закончила свои дни в психиатрической клинике. Каждый раз Сисси пытается уйти от своих семейных несчастий, отправившись в путешествие. Но они настигают ее в любой точке света. Самое страшную боль довелось ей испытать в 1889 году , когда ушел из жизни ее горячо любимый единственный сын и наследник престола Рудольф. На этом событии стоит остановиться подробней, так как обстоятельства смерти эрцгерцога до сих пор окутаны тайной. Надо сказать, что Рудольф доставлял много хлопот своему венценосному отцу. Его совершенно не интересовали дела государственные. Юноше по душе были естественные науки, но отец заставляет его надеть ненавистный военный мундир. В отместку Рудольф предпочитает проводить время в кутежах и даже сблизился с венгерскими революционерами, готовившимися свергнуть монархию. Чтобы как-то образумить наследника престола, Франц Иосиф принуждает Рудольфа жениться на бельгийской принцессе Стефании, но молодые супруги так и остаются чужими друг другу. И новый скандал в благородном семействе. Эрцгерцог увлекается юной баронессой Марией Вечерой и демонстративно появляется в ее обществе на официальных приемах. Но это не просто очередной флирт. Тридцатилетний Рудольф и семнадцатилетняя Мария страстно влюблены друг в друга. Романтичный Рудольф уговаривает юную красавицу обручиться по масонскому обряду. Она целиком во власти его мрачного обаяния и готова на все, чтобы быть рядом с ним. Вскоре у Франца Иосифа состоялся серьезный разговор с наследником. Ему стало известно, что Рудольф обратился к Папе римскому с просьбой о разводе. Взбешенный император, говорит, что не потерпит скандала в своем доме и требует от сына прекратить всякие отношения с любовницей и вернуться в семью. Рудольф, казалось бы, подчиняется его воле, но за этим следует трагедия. Вместе с юной возлюбленной его находят мертвым в охотничьем поместье Майерлинг. До сих пор неизвестно, то ли влюбленные добровольно ушли из жизни, то ли имело место политическое убийство. Если молодые планировали вместе красиво умереть , чтобы не расставаться и после смерти, то Марию явно ждало разочарование. Рудольфа действительно с почестями похоронили в семейной усыпальнице Габсбургов, а вот Марии упокоиться рядом с ним не удалось. В начале, пуля выбила ей глаз, обезобразив прекрасное лицо. Пустую глазницу пришлось заткнуть шелковым шарфом. Затем, чтобы скрыть обстоятельства смерти наследника, тело его избранницы запихнули в бельевую корзину и спрятали в чулан, чтобы под покровом ночи вынести из поместья. Нет, красивой эту историю никак не назовешь, и особенно некрасиво в ней выглядели Габсбурги. Елизавета погрузилась в отчаяние. К скорби матери примешивалось и чувство вины – ей казалось, что она была слишком занята своими переживаниями и не смогла предотвратить несчастье. От этого удара судьбы Сисси так никогда и не оправилась. Скорбь стала ее постоянной спутницей. Чтобы как-то отвлечься от горестных дум она вновь отправляется в путешествие и посещает страны Европы, нигде не останавливаясь надолго. Но покой странница обретает только в Греции, на Корфу. В понравившемся ей месте скорбящая императрица покупает загородный дом, чтобы построить на его месте дворец по своему вкусу, в стиле неоклассицизма. Она объясняет архитекторам, что хочет создать дворец подобный дворцу Алкиноя, легендарного царя острова Схерия, под которым предположительно подразумевался остров Корфу. Пока ведется строительство она на яхте «Мирамаре» путешествует по греческим островам, знакомясь с археологическими памятниками, культурой и народными традициями Греции. Она даже выучила греческий язык и приняла к себе на службу выдающихся представителей греческой культуры. Но недолго суждено было Елизавете наслаждаться уединением и покоем в своем любимом дворце. Можно сказать, что страсть к путешествиям привела ее к трагическому концу.
Не желая привлекать к себе внимание, Елизавета почти всегда путешествовала инкогнито и без свиты. В сентябре 1898 года она приехала в Женеву. Ее сопровождала графиня Старей. Мучимая тяжелыми предчувствиями, Елизавета решила на следующий день после приезда уехать на пароходе. До пристани было недалеко и императрица со своей спутницей отправились пешком. Перед самым причалом к ней неожиданно подошел молодой человек и преподнес букет цветов. Когда она наклонилась к цветам, он незаметно для окружающих нанес ей смертельный удар. Орудием убийства послужил обыкновенный трехгранный напильник длиной 16 см. Но смерть наступила не сразу. Елизавета почувствовала удар в грудь и упала, но быстро пришла в себя. Опираясь на руку своей фрейлины, она поднялась на пароход, и только на борту побледнела и потеряла сознание. Решили, что это сердечный приступ, но все было гораздо хуже. Точный удар напильника пронзил ей сердце. Удивительно, что с таким смертельным ранением она жила еще около получаса. Убийца, 25-летний анархист Луиджи Луккени, выбрал свою жертву случайно, убийством королевской особы он просто решил прославиться. Через месяц он был приговорен к пожизненному заключению. И хотя написал в тюрьме книгу под красноречивым названием «Я ни о чем не жалею», через 12 лет повесился у себя в камере.
После смерти австрийской императрицы «Ахиллио» перешел по наследству к ее младшей дочери Марии-Валерии и десять лет простоял закрытым. Пока императрица была жива, в парке стоял памятник ее сыну Рудольфу в охотничьей одежде и с надписью на латыни. После смерти Елизаветы Франц Иосиф перевез его в Вену. В 1907 году новым владельцем дворца стал Император Германии Вильгельм II, известный как Кайзер. Он уделял большое внимание дворцовому парку, посадил много редких деревьев и растений и произвел некоторые изменения во внутреннем убранстве дворца. Но после того, как Кайзер добровольно эмигрировал в Голландию, где и умер всеми забытый, дворец снова остался без хозяина. Во время I и II Мировых войн, когда остров был оккупирован, в «Ахиллио» располагался госпиталь, многие из ценных вещей, принадлежавших царственным особам, были утеряны и разграблены. Некогда великолепный дворец постепенно приходил в упадок. Отсутствие средств на восстановление вынудило греческое государство сдать его в аренду немецкой фирме, открывшей в нем казино. Это позволило отреставрировать здание , собрать по крупицам некоторые вещи, принадлежавшие бывшим владельцам дворца и открыть на первом этаже небольшой музей. На верхних этажах располагалось казино. В 1983 году, когда «Ахиллио» перешел во владение Управления по туризму , дворец был открыт для посетителей.
Если вы монархист, да к тому же увлекаетесь историей древней Греции, то лучшего места для прогулки на Корфу вам не найти. «Именины сердца» начинаются прямо у входа. Впечатляюще оформлен фасад здания. На балконе второго этажа установлены два мраморных Кентавра. Четыре нимфы Светочи украшают балкон третьего этажа. У главного входа вы сразу погружаетесь в атмосферу греческой мифологии. Два бронзовых барельефа изображают Солнце со своей колесницей и Зевса, поражающего молнией Титанов. Внутри первое, что бросается в глаза- это великолепная расписная лестница, украшенная бронзовыми скульптурами. Это самая красивая лестница, которую я видела. Словами не передашь, надо видеть. А вот знаменитая фреска «Четыре времени года» на потолке центрального зала меня несколько разочаровала, много слащаво-розового. Музейная экспозиция первого этажа предлагает нашему вниманию, те немногие предметы обстановки и личные вещи, которые остались от бывших владельцев – австрийской императорской четы и Кайзера Вильгельма. Я всегда испытываю некоторую неловкость, когда смотрю на личные вещи знаменитых людей, как будто в замочную скважину подглядываешь: кровать комод, гребень, веер… никакого простора для воображения. Гораздо больше меня привлекает духовная жизнь обитателей, и дворец «Ахиллио» как нельзя более красноречиво рассказывает о напряженной интеллектуальной жизни Елизаветы, одной из самых образованных женщин своего времени, чьи интересы не ограничивались только историей и мифологией, но включали и философию, литературу, музыку. Ее любимым героем был Ахилл, сочетавший в себе красоту, силу и благородство души. В центре дворцовых садов ею была установлена скульптура «Умирающий Ахилл»., Гомеровский герой изображен в момент, когда он , смертельно раненый, пытается вытащить копье из своей пятки, которая , как известно являлась единственным уязвимым его местом. Чуть далее мы видим еще одного Ахилла – «Побеждающего», установленного Вильгельмом II. Если поза умирающего Ахилла говорит о смертной муке героя, то Ахилл побеждающий поражает несокрушимой мощью. Высота скульптуры – 11,5 м, а на щите можно заметить изображение Медузы Горгоны. Еще одна дань восхищения гомеровским героем – это огромное полотно «Триумф Ахилла», украшающее лестничный пролет третьего этажа перед выходом во внутренний двор. Это монументальное произведение оставило у меня двойственное чувство. Некая странность композиции, в центре которой художнику явно удались два огромных гнедых жеребца, впряженных в колесницу Ахилла. Похоже, что им явно не хватило места для разгона, того и гляди вылетят за край картины. На фоне этой пары гнедых, даже Ахилл выглядит хрупким, а остальные действующие лица – человек 200- и вовсе потерялись. А ведь история, послужившая сюжетом картины, настолько интересна, что заслуживает отдельного рассказа.
Согласно гомеровской «Илиаде» Ахилл несется к стенам Трои, подобно сверкающей звезде Сириус, приносящей несчастье, чтобы сразиться с Гектором. Хотя родители умоляют его укрыться за стенами Трои, Гектор решает выйти в поле и сразиться с Ахиллом один на один. Но при приближении непобедимого героя страх овладел Гектором и он пустился бежать вокруг Трои. И так 4 раза подряд. Тут у богов лопнуло терпение, и они решили вмешаться. «Спонсор» Гектора Аполлон покинул его на поле боя, а на сторону Ахилла встала грозная Афина-Паллада. Хитростью и вероломством она обеспечила победу своему подопечному. Пораженный копьем в шею умирающий Гектор не мог не обратиться с речью к своему врагу. В ней он заклинал Ахилла не отдавать его тело «на растерзание мирмидонским псам», а вернуть за выкуп отцу и матери. Но не тут - то было. Ахилл привязал труп Гектора за ноги к своей колеснице, вскочил на нее и, подняв доспехи Гектора над головой, как символ своей победы, погнал коней. Громко рыдали за крепостной стеной троянцы. Погиб великий защитник Трои. Что мы и видим на картине.
А теперь выйдем из дворца на яркий солнечный свет и полюбуемся жемчужиной «Ахиллио» - его садами с галереей Муз, украшенной мраморными статуями греческих богов и муз. Начинается парад красоты мраморной статуей бога музыки Аполлона, который со своей лирой следует за Девятью музами. Эти статуи настолько органично вписаны в архитектурный ансамбль внутреннего дворика, что ,кажется, ничего лучшего и быть не может. Мрамор посеревший, «древний» и на солнце искрится, что придает грациозным фигурам живой, теплый вид. Галерея опирается на колонны ионического стиля , а в глубине нас еще ждет встреча с бюстами греческих мыслителей , риторов и поэтов ( ведь мы не забыли, что Елизавета увлекалась и философией).В середине внутреннего дворика, покрытого черно-белой «шахматной плиткой» некоторое недоумение вызывает бронзовая фигура «известного гитариста Ариона, которого дельфин спасает от Тритона». Выглядит это довольно устрашающе, и пока я не прочла объяснение в путеводителе, то думала, что кого-то душит в смертельных объятиях удав, только ноги отчаянно торчат сверху. Вторая бронзовая скульптура изображает Сатира, держащего на плечах маленького Диониса. Эта композиция меня тоже не впечатлила. А вот полукруглая веранда с мраморным парапетом и двумя амфорами тронула тем, что здесь, как говорят, сидела печальная Елизавета, глядя на изображение своего сына Рудольфа и оплакивая его гибель. Последняя тенистая терраса, ведущая к Ахиллу-победителю, больше похожа на ботанический сад и радует глаз буйной зеленью, яркими цветами и прекрасными видами на город и окрестности. В целом весь дворцовый комплекс – это сплошное эстетическое удовольствие. А если знать еще и историю дворца, то трудно удержаться от банальных размышлений, вроде того, что «Не родись красивой, а родись счастливой» и «Не в деньгах счастье», но когда тебя переполняет чувство прекрасного, подобные выражения кажутся особенно пошлыми.












































Comments